Журнал «Бухгалтер-Дока
Вопрос-ответ, примеры и комментарии»

Персональный журнал для тех, кто хочет быть в курсе дел.

Выходит два раза  в месяц + Спецвыпуски по отчетности!

 


Листать журнал On-line
Хотите знать как выглядит журнал?
Выгодная стоимость подписки!

Стоимость подписки в 2-3 раза меньше, чем на аналогичные издания!


Содержание номера 17 января 2018

2010 13
НА ПЕРЕКРЕСТКЕ "НАЛОГОВЫХ" ДОРОГ


Вернутся к содержанию

Статья на стр. 3: На перекрестке «налоговых» дорог

Отдавая должное общеизвестным тезисам чиновников и депутатов о том, что ситуация с администрированием налогов в нашей стране медленно, но верно улучшается, скептики не устают иронизировать, что, дескать, улучшается она совсем уж медленно, да и не слишком «верно». Причем наличие определенных положительных тенденций в этой области следует ставить в заслугу не законодателям (и уж тем паче не проверяющим), а арбитражным судьям. Аналогичное мнение высказали участники V Ежегодной конференции «Налоговые стратегии в России», организованной газетой The Moscow Times, подкрепив его ссылками на проблемные нормы законодательства, факты их предвзятого толкования и нюансы судебной практики.

 

Так, партнер, со-глава глобальной практики в области налогообложения юрфирмы Salans Евгений Тимофеев начал свое выступления с анализа изменений в Налоговый кодекс, вступивших в силу с начала текущего года, подчеркнув при этом, что некоторые из них оказались трудноусваиваемым продуктом в красивых фантиках.

Получилось – как всегда…

Речь шла, в первую очередь, о заявительном порядке возмещения НДС, поскольку, по словам адвоката, желающих сыграть в эту азартную игру с государством практически не наблюдается. Чересчур велик риск при получении возмещения в ускоренном порядке быстро лишиться не только этих денег, но еще и заплатить при этом проценты по двойной ставке рефинансирования ЦБ.

А вот норма, согласно которой несущественные ошибки в счетах-фактурах, не препятствующие идентификации сторон договора и не влияющие на режим налогообложения, не могут быть препятствием для отказа в НДС-вычете, то она, несмотря на различные ухищрения проверяющих, худо-бедно работает. Правда, от новации ожидали большего… В частности, из ее текстуального анализа, увы, не следует, что она распространяется на споры, связанные как с подписанием таких документов «неустановленными лицами», так и с и обвинениями в непроявлении «должной осмотрительности». Впрочем, возникшую и уже набившую оскомину проблему фактически разрешил ВАС – но это уже как раз к вопросу о том, чья в чем заслуга.

Далее докладчик заострил свое внимание на «неприятном законодательном курьезе». Он подчеркнул, что, отменяя переоценку полученных и выданных авансов, выраженных в иностранной валюте («что абсолютно правильно»), законотворцы оставили без корректировок пункт 8 статьи 271, пункт 10 статьи 272 и статью 316 Налогового кодекса в части пересчета по курсу на дату реализации. «В результате получилось, что можно признать нереальные доходы и расходы, а вот реальные – увы. ФНС пребывает в недоумении, компании бомбардируют Минфин запросами. Так что необходимость корректировки данной нормы на законодательном уровне, что называется, налицо.

Что год грядущий нам готовит?

Разумеется, специалисты Минфина и сейчас не сидят без дела, готовя новые изменения в налоговое законодательство. Большинство из них, по словам г-на Тимофеева, весьма схематично «прорисованы» в Основных направлениях налоговой политики на 2011–2013 годы (согласованный с правительством вариант на днях был опубликован на официальном сайте Министерства финансов). Информация же о других предполагаемых новациях пока что передается от чиновников представителям бизнес-сообщества из уст в уста.

Итак, запланировано усовершенствование порядка учета филиалов и представительств компаний. «Очень надеюсь, что в результате будет введена более разумная схема перемещения филиалов, чем ныне действующая, когда при переезде в соседний дом нужно снять филиал с учета, все документы отправить в инспекцию по месту нахождения головной организации и фактически открывать все заново», – попытался прояснить ход мыслей финансистов представитель Salans.

Кроме того, уже в текущем году предполагается узаконить и пустить в оборот электронные счета-фактуры, а также закрепить в законодательстве возможность выставления «отрицательных» счетов фактур.

Весьма своевременной считает лектор идею уточнить порядок восстановления сумм НДС, ранее правомерно принятых к вычету, по строительно-монтажным работам в случае начала использования объекта строительства для не облагаемых этим налогом операций. По его словам, у него лично, «к своему прискорбию и стыду», до сих пор нет ответа на следующие вопросы: «Что нам делать, если мы построили бизнес-центр, сдаем офисы, и вдруг некоторые из них снимают представительства иностранных фирм, освобожденные от НДС? Они сняли их у нас на год, а мы должны весь НДС, который строителям заплатили, восстановить? А когда съехали – «развосстановить», что ль?» «Термина я такого не припомню, вопросов мне таких, слава богу, на самом деле пока не задавали, но я очень рад, что Минфин озаботился данной проблемой», – резюмировал Тимофеев.

Следующее, с чем намерены «разобраться» в финансовом ведомстве, – восстановление принятого к вычету НДС при выбытии товаров, не связанного с реализацией (при недостаче, хищении). Минфин планирует закрепить в Кодексе норму, положения которой позволят не восстанавливать налог, если выбытие объекта произошло в результате чрезвычайных ситуаций и стихийных бедствий. Выходит, если актив «пропадет» по иной причине, налог придется восстановить, констатировал Тимофеев.

Высоко оценил представитель Salans «смелость» Минфина, решившего наконец-то ограничить возможности по переносу на будущее убытков поглощаемых (реорганизуемых) или приобретаемых компаний. «Не прошло и 20 лет, как мы, наконец, согласились с тем, что в теории корпоративных финансов убыток – это актив, представляющий собой щит по налогу на прибыль, который можно противопоставить налоговым обязательствам. Значит, убыточные компании выгодно не закрывать, а продавать, покупать, присоединяя их к своей, прибыльной. Во многих странах это поняли давно. В Германии при таких приобретениях, то есть при смене контроля, перенос убытков на будущее запрещен вообще. У нас же полного запрета, по всей видимости, не будет, но введут ограничения по сроку и по размеру прибыли, направляемой на погашение убытка», – прокомментировал Тимофеев.

Завершая свой доклад, он отметил также, что в планах финансового ведомства – выбор новых индикаторов для определения предельной величины процентов по долговым обязательствам, принимаемых к вычету по налогу на прибыль, оценив такую новацию как вполне позитивную. Тимофеев напомнил, что в настоящее время по долговым обязательствам, оформленным в рублях, в качестве такого показателя применяется ставка рефинансирования ЦБ, увеличенная в 1,1 раза, а по обязательствам, оформленным в иностранной валюте, используется фиксированная ставка в размере 15 процентов годовых. С точки зрения г-на Тимофеева (совпадающей с мнением финансистов), ставка рефинансирования, являясь инструментом денежно-кредитной политики, не всегда отражает сложившийся в экономике средний уровень процентной ставки. Это означает, что в отдельные периоды времени ее величина может быть намного выше или ниже средней процентной ставки по обязательствам в российских рублях, что может создавать нежелательные искажения, которые либо приводят к излишнему ужесточению налогового законодательства для фирм и ИП, либо предоставляют избыточные возможности для отнесения уплаченных процентов на расходы. Фиксированный размер ставки по инвалютным обязательствам также не отвечает требованиям времени и поставленным задачам: «Нам всегда казалось очень странным, что ставка по валюте превышает ставку по рублевым кредитам».

Палочка – «камералочка»

Казалось бы, порядок проведения проверочных мероприятий достаточно подробно изложен в Налоговом кодексе и манипулировать своими полномочиями ревизорам вроде как и не с руки – самих же накажут. Однако, как следует из выступления руководителя практики налоговых споров юридической компании «ФБК-Право» Алексея Яковлева, возможностей, если не для прямого произвола, то для сомнительных толкований отдельных норм себе во благо, у проверяющих вполне хватает, и они активно реализуются. При этом анализ арбитражной практики показывает, что и там ситуация далеко не всегда складывается в пользу налогоплательщиков.

Ну вот, скажем, по закону (ст. 88 НК), предметом проведения камеральной проверки может быть только декларация. Однако подчас отдельные ревизоры смотрят на такие ограничения сквозь пальцы и умудряются проверить в камеральном режиме, скажем, справки 2-НДФЛ, представленные налоговыми агентами. Впрочем, в этом случае им довольно быстро дают «по рукам»: на недопустимость таких вольностей указал, к примеру, ФАС Уральского округа в постановлении от 15 октября 2009 г. № Ф09-8601/09-С3.

А вот вопрос о допустимости предъявления налоговыми органами в суд доказательств, полученных после завершения «камералки», до сих пор окончательно не закрыт. Президиум ВАС в постановлении от 2 октября 2007 г. № 3355/07 признал такие действия правомерными. В то же время некоторые нижестоящие суды все же противятся авторитетному мнению «старших товарищей». К таковым можно отнести ФАС Восточно-Сибирского округа, который в своем постановлении от 30 июня 2009 г. № А19-15296/08 отклонил представленные ревизорами протоколы допроса свидетелей и осмотра помещения как полученные за рамками проведения камеральной проверки и дополнительных мероприятий налогового контроля (в день вынесения решения).

Рекомендации г-на Яковлева по данному поводу состоят в следующем: негативное постановление Президиума ВАС было вынесено по спору с возвратом НДС и в данном случае допускаются возражения против возмещения налога. Следовательно, можно попытаться упирать на то, что на другие ситуации оно не распространяется.

Помимо этого лектор призывает коммерсантов быть крайне осмотрительными при подаче «уточненки», дабы не дать налоговикам возможность «поиграть» со сроками камеральной проверки. Довольно типичная ситуация: компания подала декларацию, намереваясь возместить НДС, но все три месяца, отведенных на «камералку», отчет провалялся в инспекции без всякого внимания. Пропустив срок, ревизоры настоятельно предлагают пересдать декларацию постфактум, под надуманным основанием (мол, в предыдущем варианте отсутствовала дата подписания документа гендиректором). Компания «ведется», пересдает, проверка – проходит (ведь представление «уточненки» означает, что первичная декларация утрачивает силу и срок на проверку начинает исчисляться вновь). Итог – в возмещении отказано. Бить на «затягивание срока» – бессмысленно (иллюстрация: постановление ФАС Центрального округа от 27 июля 2009 г. № А14-342/2009/9/28). «В таких ситуациях стоит проявить принципиальность и не идти на компромисс», – советует докладчик.

Стоит помнить и о том, что истребование пояснений при выявлении противоречий в декларации является не правом, а ОБЯЗАННОСТЬЮ налоговиков. А вот для компаний и ИП все ровно наоборот: они ВПРАВЕ сами решать, представлять ли им пояснения.

Однако и здесь не обходится без подводных камней: ФАС Московского округа в постановлении от 1 июня 2006 г. № КА-А41/4708-09 пришел к выводу, что налоговый орган не обязан сообщать налогоплательщику о неверном определении им налогового периода и предлагать представить пояснения, а волен просто отказать в НДС-вычете.

По словам Яковлева, оказавшись в такой ситуации, можно попытаться воспользоваться определением Конституционного Суда от 8 апреля 2010 г. № 441-О-О, в котором сказано, что «камералка», в отличие от выездной проверки, «нацелена на своевременное выявление ошибок в налоговой отчетности, что позволяет смягчить для налогоплательщиков негативные последствия». Так что это «теоретическое» определение КС можно перевести и в практическую плоскость: ведь если нам не указывают на то, что мы неверно определили период, то здесь уже явное стремление наказать, а не помочь…

Из гостей или в гостях?

Затем докладчик остановился на некоторых аспектах проведения выездных проверок. Согласно статье 89 Налогового кодекса, таковая может проводиться на территории ИФНС, если выяснится, что у самой компании отсутствуют помещения для приема столь уважаемых гостей. Однако из положений данной нормы неясно, кто должен определять, есть ли у фирмы возможность обеспечить работу ревизоров в своих помещениях в комфортных условиях? Арбитражная практика по этой теме не велика и вся сводится к тому, что это дело налоговиков (постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 30 ноября 2009 г. № А63-7732/2008-C4-9; ФАС Восточно-Сибирского округа от 15 декабря 2009 г. № А33-4572/2009). Более того, в постановлении ФАС Московского округа от 8 декабря 2009 г. № КА-А40/12033-09 вообще прямым текстом сказано, что проведение проверки не на территории налогоплательщика не относится к существенным условиям, нарушение которых является основанием для признания результатов ревизии нелегитимными.

Есть вопросы и относительно последствий приостановления выездной проверки. Согласно статье 89 Кодекса, на этот срок приостанавливаются и действия ИФНС по истребованию документов. Но как быть с требованиями, выставленными до этого момента? По мнению самого докладчика, сама конструкция данной нормы говорит о том, что такие требования именно в этот период можно не исполнять, да и самих ревизоров в это время на территории компании не должно быть по определению. Такая позиция подкрепляется, в частности, постановлением ФАС Уральского округа от 21 января 2010 г. № Ф09-11059 09-C3. Правда, налоговикам это обстоятельство отнюдь не мешает опрашивать контрагентов проверяемых лиц и других свидетелей вне территории налогоплательщика (постановление ФАС Северо-Западного округа от 2 февраля 2010 г. № А44-3520/2009). Обратил внимание докладчик и еще на один «скользкий» момент: статья 93 Кодекса отводит на представление документов 10 дней, и если 5 из них минули до приостановления, то нет оснований говорить о том, что этот срок должен исчисляться заново.

Свое выступление г-н Яковлев закончил напоминанием о том, что с 1 января 2010 года вступил в силу пункт 5 статьи 93 Кодекса, запрещающий «налоговым органам истребовать у проверяемого лица документы, ранее представленные в налоговые органы при проведении камеральных или выездных проверок». Ограничение не распространяется на случаи, когда представлялись подлинники (впоследствии возвращенные) и на ситуации, когда документы были утрачены инспекцией ввиду обстоятельств непреодолимой силы.

Судебной практики по этой теме пока нет, однако вопросы уже появились. Например, можно ли отказаться предоставлять документы по запросу УФНС в рамках проведения им повторной проверки (ведь ранее они уже представлялись в ИФНС)? И еще: сейчас инспекции, только формирующие электронные базы данных, нередко просят у налогоплательщиков (не руководствуясь термином «истребование») представить им те или иные документы «в порядке ознакомления». «Помните – процедура такого «ознакомления» ничем не регламентирована»! – предупредил напоследок представитель «ФБК-Право».

Владимир Хвориков, корреспондент ООО «Центр экономической информации»

Полный текст этой статьи вы можете прочесть в печатном или электронном журнале «Бухгалтер-Дока». Быстро подписаться на журнал можно на сайте в разделе «Подписка».
Подписаться на журнал
Просмотров 1250 / Комментариев: 0
Оцените важность статьи (5* — наивысшая):
  • Текущий 1.32/5
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
(текущий рейтинг: 1.3 | 19 чел. проголосовало)
Поделиться ссылкой в
Читайте также:


Вход на сайт

Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Зарегистрироваться